"

История: Крупский Сотоварищи




стр. 36

И вот настал момент истины. "Мы понимали, что надо расходиться, - говорит Ермаков. - Все, больше не было кайфа играть вместе. Вообще никакого движения! Мы говорили Толику: "Давай делать новые песни. Смотри, сколько времени прошло после выхода "Я Остаюсь", а мы совершенно ничего не сделали." Он нас посылал. Дайте, мол, с новым проектом разобраться, смотрите, сколько альбомов недавно выпустили. Мы ему: "Так там же материал старый! Одни перепевки того, что было уже." "Крупский" молчал. Это ему крыть было нечем..."

Первым стал "Алексис". Его просто "забыли" и перестали приглашать на репетиции. Сложилась странная ситуация: официально Юрий не был уволен из группы, но все понимали, что его дальнейшее сотрудничество с ЧО уже невозможно. Что он сам не будет его продолжать. Что ж, не трудно понять человека, который весь свой творческий путь посвятил одной команде, и вдруг оказался этой команде не нужен в силу причин, далеких от музыки. Борисенков: "Конечно "Алексис" обиделся. Страшно обиделся. Мы с "Вовчиком" пытались объяснить Толику, что такого гитариста еще поискать... Бесполезно. Крупнов как раз стал искать новые музыкальные формы. Тусовка, в которой он тогда вертелся постоянно подкалывала его: "Толик, ты уже не маленький. Может хватит в "металл" играться? Займись нормальной музыкой. Взрослой." Он все это сначала терпел, а потом взорвался: "Что вы меня все время клеймите за мое прошлое?! И вообще - я никогда "металл" и не играл. Я рок'н'ролл всегда делал!" И Толик менял свою музыку. А "Алексису" в этой музыке он места не видел. Да сам Алексеев это бы играть не стал."

Еще какое-то время музыканты пробовали играть втроем (Крупнов, Ермаков, Борисенков). Но было очевидно, что долго это не продлится. И вот в конце осени 1995-го года ОБЕЛИСК, в своем самом, пожалуй, известном (после 1988-го года) составе, перестал существовать...

Ермаков: "Настал момент, когда все поняли, что вместе работать дальше мы не сможем. Коллектива единомышленников уже не было. Толика настолько "отделили" от нас, что мы просто перестали понимать свою роль в группе. А быть "сырьевым придатком" при Крупнове нам не хотелось. У всех в конце концов есть свои амбиции. Нас же опустили ниже плинтуса. Мы плюнули на все и ушли. Ушли с обидой. Толик наш уход воспринял так, как будто мы его "кинули". И он тоже на нас сильно обиделся. Короче говоря, расстались мы не крепко пожав друг другу руки. Но не сделать тогда этого шага мы не могли. В противном случае сами себя перестали бы уважать." "Да, продолжать и дальше эту бадягу смысла не имело, - соглашается Борисенков. - Мы устали от этой неразберихи, неопределенности, пьянок-гулянок... Может быть, Юрасов мог бы как-нибудь ситуацию сгладить, но он целенаправленно занимался раскруткой непосредственно Крупнова. И вроде как там у него "фишка пошла". Вникать в наши проблемы ему было неинтересно... Да и Толика ОБЕЛИСК в то время интересовал постольку поскольку. Он весь был в сольном творчестве, в НЕПРИКАСАЕМЫХ... Мы же сидели и ждали когда он обратит на нас внимание. Нам это надоело. Развернулись и ушли. Хотя я еще один концерт с ЧО провел. И уже после него порвал с ОБЕЛИСКОМ окончательно..."



назад | следующая

... стр. 33, 34, 35, 36, 37, 38